Домашние задания

img_5864500Заслуженный тренер СССР, России и Латвийской ССР, председатель Общего собрания Молодежной хоккейной лиги Владимир Юрзинов работал в Барнауле два дня, проводил хоккейный семинар для местных тренерских кадров, не стесняясь делился современными секретами хоккейной подготовки.

На семинар прибыли специалисты из Барнаула, Рубцовска, Славгорода, Белокурихи, Бийска, сельских районов края. Приехали даже из Республики Алтай. Под сотню человек набралось. Немало народу набивалось и на мастер-классы, которые Владимир Владимирович провел с «Алтайскими беркутами» и мальчишками из СДЮШОР «Алтай».

20 февраля Юрзинову исполнилось 74 года. Дай Бог каждому так выглядеть в этом возрасте и – самое главное – так работать в этом возрасте. Свежий, подтянутый, энергичный. Глаза живые, внимательные, мудрые. Многие из слушателей семинара отметили его интеллигентность, высокую культуру и скромность. Но и сталь в характере, закалка тренерская чувствовались. Иной раз так посмотрит, что хочется вскочить и бежать кросс, пока есть силы. Или крушить у бортов соперников. Или просто прикусить язык и во все уши слушать тренерские установки.

Финский табунчик

Одно из семинарских занятий посвящено урокам хоккейного турнира в Сочи. Помощник показывает видеонарезки из различных матчей, Владимир Владимирович комментирует. Доходит очередь до третьего гола в ворота сборной России в четвертьфинале с Финляндией, забитого Гранлундом после добивания с пятачка. Раздается общий тяжелый вздох.

– Я бы по заднице этого защитника оттянул! На лавку посадил бы, – выносит приговор Юрзинов.

– А почему Билялетдинов этого не сделал? – раздается глас народа.

Владимир Владимирович испытующе смотрит в зал и слегка улыбается:

– Молодой ишшо.

– А почему бы ему не подсказать? – неймется товарищу из глубинки.

– (После гроссмейстерской паузы). Жене своей подсказывай.

Зал хохочет.

– За счет чего Финляндия выиграла у нас? За счет паса. Финны играли в советский хоккей, комбинационный. Посмотрите, как шайбу держат, какой перепас идет. Понимаете, есть разбредшееся в разные стороны стадо и есть организованный табун. Этот финский табунчик работает синхронно. Вчера прочитал слова Захаркина про то, что финнов научил играть Юрзинов. Ну, понятно – как только финны нас побеждают в очередной раз, так я виноват.

– Теперь Швейцария на очереди, – кличут неприятности из зала.

Да, со швейцарцами россияне в последние годы тоже играют натужно. Если побеждают, то, как правило, на тоненького. Юрзинов, работавший в стране банков и часов семь лет, признававшийся там лучшим тренером года, трижды завоевывавший с «Клотеном» бронзовые медали, приводит пример работы со швейцарской молодежью.

– Утренние занятия начинаются в 7-8 утра. По 40-50 минут ребята занимаются только работой над техникой. Потом отправляются в школы. А после – основная тренировка. Дети на тренировках максимально сконцентрированы, ни на что не отвлекаются. Я всегда говорю: «Головы не в карманах!». Мальчишки у вас должны быть уже размятыми перед основной тренировкой, выходить подготовленными и звенящими. В Канаде и США тренировки вообще начинаются с максимальной скоростной работы – вышли и погнали!

А в конце занятия должна быть эмоциональная разрядка. Обязательно хвалите детей, как это делал Анатолий Владимирович Тарасов, подбадривайте. Превращайте любое занятие в игру (с улыбкой). Вам все рассказываю как на духу. Есть такая формула: «Тренер должен иметь большие уши и глаза, чтобы все увидеть и услышать, и маленький рот… Чтобы не разболтать свои секреты». Шутка.

В воскресенье Юрзинов, наблюдая у бортика одно из упражнений, кликнул к себе одного из «алтайских беркутов»: «Как зовут? Молодец, хорошо бросаешь по воротам! Наверное, случайно получилось? А ну-ка, еще раз!». Воодушевленный парень помчался в центр, схватил шайбу, вылетел к воротам с другого фланга и опять засадил с кистей. И поехал к общей группе, выворачивая шею в сторону ВВ: ну а сейчас как? «Ты видел? – блестя глазами, спрашивает у меня Юрзинов. – Я же говорю, молодец! Машина какая! Хорошие в Барнауле пацаны!».

Зачем хоккеисту лето?

Владимир Владимирович человек дипломатичный и тактичный, в Европе немало поработавший. Но то, что наболело, все равно не спрячешь. Прорывается.

– У вас кто-нибудь собирается ехать в Минск на чемпионат мира по хоккею? Жаль. Во время чемпионата мы проведем семинары КХЛ, ВХЛ и МХЛ. Попросите Бугорского хотя бы одного из тренеров командировать. К сожалению, ФХР самоустранилась от проведения таких семинаров. Федерация сосредоточилась на сборных, а нам надо поворачиваться к детско-юношескому хоккею, мы много потеряли. Отсюда все идет.

О работе с мальчишками Юрзинов готов говорить бесконечно. Такое впечатление, что они все для него родные сыновья. К родному сыну, Владимиру Юрзинову-младшему, в его тренерскую кухню старается не лезть, есть принципиальная договоренность. Но отцовская любовь иногда прорывает плотину невмешательства.

– Звоню после второй игры: «Володя, почему же такой разрыв в атаке между нападающими и защитниками?». – «Папа, так надо». Ладно, не лезу, молчу.

Временами Юрзинов напоминает тренерам вроде бы прописные истины, о которых некоторые забывают. Или не знают – так учились.

– Говорите с детьми как со взрослыми. Они все прекрасно понимают. Мне режет слух, когда на них кричат на тренировках. Правда, сам не без греха, дураком был… Что нужно для того, чтобы научиться играть? Как можно больше играть. Во все игры. В футбол, баскетбол, гандбол, регби. Это развивает игровое мышление. Финны до меня в футбол вообще не играли, только кроссы бегали. В шведский АИК позвали работать консультантом, спрашивают: чему именно учить молодых? Парни, говорю, здоровые, но им надо голову тренировать. Шведы на следующее лето пригласили тренера по баскетболу. Когда надо начинать ставить тактику? Опять же летом! Выстраивайте взаимодействие на земле, потом перенесете их на лед. То, что давал летом, зимой не надо объяснять. Не жалуйтесь, что льда мало. Его всегда будет мало. Что самое главное надо тренировать в любых играх? Умение забивать. Вообще, в хоккее подготовка на земле очень важна. Даже технику можно ставить на ней. Кто сейчас из наших игроков на первых ролях? Те, у кого быстрые руки – Ковальчук, Овечкин, Малкин. Кто еще?

– Дацюк! – кричат из зала.

– У Дацюка голова очень быстрая. (Народ смеется, оценил). В советские времена быстрые руки были у Хельмута Балдериса. Тихонов давал ему для этого комплекс специальных упражнений на асфальте.

Не стесняйтесь

Он постоянно подчеркивает: вот это тренировочное упражнение взял у Юрия Моисеева, это подсмотрел у Петра Воробьева, а это – у Виктора Тихонова. Ничего зазорного: тренер должен знать много упражнений, не надо придумывать велосипед, но каждое из выбранных упражнений для своей системы тренировок можно и нужно видоизменять в соответствии со своим видением хоккея.

Из диалога с наставником «Алтайских беркутов» Александром Климовым: «Саша, вот это упражнение у тебя хорошее. Я бы его, правда, немного по-другому делал. Без обид, хорошо?». Да какие обиды! Приятно было наблюдать за бывшими игроками «Мотора», работающими в системе ХК «Алтай» и СДЮШОР «Алтай». Они были самыми прилежными слушателями.

– В Швеции и других странах сохраняют фирменные качества своего хоккея и стремятся перенять все лучшее, что есть в мире. Шведы сохранили технику и подкрепили ее умением вести жесткую борьбу «под воротами» – своими и чужими. Конкуренция в хоккейном мире выросла сильно. Я вам скажу, соперники друг у друга подсматривают хорошо. Не стесняются. А мы? Спрашиваю недавно у ребят магнитогорских. «Вы записываете тренировки и упражнения Майкла Кинэна? В школу свою их перенесли? Нет? А почему? Почему все в мире, кроме нас, не стесняются учиться? Мы плохо учимся. У нас в последнее время только щеконадувание хорошо развивается.

Волчья стая

В раздевалке перед началом мастер-класса мэтр показывает пухлый блокнот, с записями, сделанными в Сочи. Ни одного чистого листа, все исписано крупным, твердым почерком. В глазах пестрит от пометок разноцветными фломастерами и подчеркиваний.

– Я увидел совершенно другую технику у хоккеистов из Северной Америки. Канадцы и американцы сделали огромный скачок в работе с молодежью, они технически перевооружили свои сборные. Плечи стали свободными, незакрепощенными, сложные технические элементы выполняются на высокой скорости. Что такое современный хоккей? Интенсивность, движение, высокая культура тренировочной работы, дисциплинированность, коллективизм. Вся пятерка на льду как волчья стая – пятеро в атаке и пятеро в обороне. Нападающие понеслись вперед, а защитники рядом, под ними. Идет процесс универсализации. Сейчас нельзя играть без умения вести силовые единоборства. Побеждает тот, кто выигрывает пятачок. Канадцы, американцы, финны налетают на пятак, как стервятники. И никто сегодня не отдает без борьбы территорию средней зоны – это один из главнейших принципов. На всех трех линиях «колючая проволока». А мы эту территорию отдали – и заходи к нам любой!

Счастье совместной работы

Краги у ВВ шикарные, подарок от Алексея Яшина, одного из его любимых учеников. Сам Юрзинов не любит этих слов – «воспитанник», «ученик».

– Это люди, с которыми мне посчастливилось вместе работать. Они учились у меня, я у них. По сей день учусь, в том числе в Барнауле.

На всякий случай: с Владимиром Владимировичем посчастливилось работать Яшину, Дарюсу Каспарайтису, Алексею Ковалеву, Виктору Козлову, Алексею Жамнову, Дмитрию Юшкевичу, Семену Варламову, Олегу Знарку, Артуру Ирбе, Харийсу Витолиньшу, Карлису Скрастыньшу, финнам Койву, Лехтинену, Нуммелину, Сало, Тиммонену, Кипрусоффу, швейцарцам Блинденбахеру, братьям Плюс, Бертчи, Леммуи многим другим зубрам. Кстати, Дайнюс Зубрус приезжал к Юрзинову на его знаменитые летние сборы. Яшин, даже будучи элитным игроком НХЛ, не пропустил ни одного сбора. Каспарайтис – всего один раз. На этих сборах звезды продолжали шлифовать свое мастерство.

– Над техникой надо работать всегда, в любом возрасте. Спрашиваю Дарюса: «Чего тогда не приехал?». – «Да дурак был!». Яшин привозил записи голов в последнем сезоне, показывал и говорил: «Хочу расти дальше. Бросок бы улучшить». – «Да, – говорю, – Леша, бросать ты не умел и не умеешь. Давай улучшать».

Это у Яшина-то плохой бросок, ага… Но работали, шлифовали и улучшали! Теперь можно в учебное пособие технику яшинских бросков и пасов включать. 808 очков только в НХЛ набрал (348 голов + 460 передач).

– В этом сюжете мой давний друг, заслуженный тренер СССР по конькобежному спорту Борис Павлович Барышев занимается на земле с Яшиным, Таратухиным и Афанасенковым. Каждое движение шлифуют. Эти ребята уже всего добились, но продолжают работать. В жару! У Димы Афанасенкова, к слову, папа был тренером у конькобежцев. Дима когда-то уезжал за океан с такими большими талантами, как Свитов иЧистов. Афанасенков не такой способный был. Но он прибыл в тренировочный лагерь готовым к высоким нагрузкам и жестокой борьбе за выживание, а Чистов со Свитовым были в другом состоянии.

Афанасенков в итоге смог закрепиться в «Тампа Бэй Лайтнинг» и принадлежал этому клубу шесть лет. В 2004 году в составе «Тампы» стал обладателем Кубка Стэнли, проведя в плей-офф 23 матча. А Чистов со Свитовым так ничего и не добились в НХЛ, вернулись на родину довольно быстро.

– Саку Койву какой в детстве был? Дохлый, в чем душа держалась. Ничего в нем особенного не было. Койву всего добился трудом и характером. Стал капитаном сборной и «Монреаль Канадиенс».

Карате, фигурное катание и штанга

Юрзинов вообще не чурался в тренировочном процессе просить о помощи коллег и друзей. Друг с детских пор – Виталий Семенович Давыдов – демонстрировал технику своих знаменитых силовых приемов. Это у него научился эффектной вертушке Дарюс Каспарайтис. Фигурист Андрей Сурайкин, катавшийся в паре сЛюдмилой Смирновой, показывал защитникам, как правильно разворачиваться.

– Обратите внимание, какие «танцующие» ноги у канадских защитников!

В Финляндии Юрзинову помогали даже мастера карате.

– Я хотел, чтобы ребята, особенно после занятий со штангой не были деревянными, зажатыми, закомплексованными. Хоккеисты должны быть гибкими. Поэтому я отказался от работы с большими весами на штангах. Это плохо влияет на спину. Важен не вес, а количество повторений, серийная работа.

Бывший капитан «Мотора» Юрий Поляков громко шепчет сидящему недалеко своему бывшему главному тренеру Виктору Якимову: «А мы с большими весами работали». Виктор Геннадьевич начинает таким же громким шепотом объяснять, для чего это было надо (не надо забывать, что работа с большими весами в советском хоккее была повсеместной практикой). Юрзинов деликатно подводит черту под разгорающимся костерком дебатов:

– Койву, Сало, Тиммонен, Ковалев – всем им под сорок и за сорок. Но они еще активно играют с этой подготовкой, она не повредила их здоровью.

Без дифирамбов

Про Алтай – равнинный и горный – Владимир Владимирович знал немного. Шукшин, которого он очень любит, космонавт Титов да Белокуриха, где отдыхал его друг. Организаторы семинара нашли возможность показать желанному гостю алтайские красоты и достопримечательности. Юрзинов несколько раз вспоминал про Чемал, Церковку, Катунь. Коровы его удивили: «Они у вас какие-то дисциплинированные. Едем – одна часть стада идет по одной стороне, другая – по противоположной, правила соблюдают».

– Конечно, вашему Бийску, где больше 200 тысяч населения, нужен крытый каток, и не один. В финском Турку на 120 тысяч человек приходится три хоккейные школы и пять крытых катков. И не верьте тем, кто ноет, что сегодня талантов нет. Посмотрел на «Алтайских беркутов»: мощные ребята, крупные, породистые. В Сибири есть с кем работать. Плохо, что потеряли в таком регионе несколько хоккейных центров – Прокопьевск, Междуреченск. 

Юрзинову понравилось у нас.

– Был в Пензе и сказал: «Больше не приеду». Собралось человек пятнадцать, сделали одолжение. На Алтае такого внимания от тренеров, такой встречи с болельщиками, честно скажу, не ожидал. Мне было очень приятно. Только вы меня, пожалуйста, не восхваляйте. Не надо никаких дифирамбов, а то больше не приеду.

Сергей Зюзин, участник семинара и спецкор «Российской газеты» в Барнауле

Опубликовано в МХЛ, Новости

Архивы